Проект команды Feminist Unicorn

shut your
sexist mouth up

Как работать в Femunicorn: история 2

Автор_ка: Галя Лурье

Сегодня, 25 ноября, в Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин (и первый день в рамках кампании «16 дней активизма против гендерного насилия» #16daysofactivismagainstgenderviolence), мы публикуем текст, написанный  одной из наших специалисток, помогающих тем, кто обращается к нам за помощью.

 

Феминизм для меня — это всё, что у меня есть. Это движение, которое признало меня человеком. Это гарантия моей свободы. И в первую очередь — сестринство.

Сестринство — это система взаимопомощи. Мне не нужно знать девушку лично, чтобы предложить проводить ее до дома, если за ней плетется пьяный мужчина. Мне не нужно знать девушку близко, чтобы предложить остаться ночевать у меня, если альтернатива — переночевать у мужчины. Достаточно того, что мы с ней принадлежим к группе людей, которую другая группа людей систематически истребляет.

Я долго была подписана на SYSMU, он помогал мне не терять связь с реальностью и помнить о том, что статистика — это не просто статистика. Каждые 40 минут в России женщина погибает от домашнего насилия, и каждую секунду девочку, девушку, женщину унижают и контролируют — каждая история важна. Истории никогда не заканчивались, часто были похожи, и в них прослеживалось главное: связь между доброжелательным сексизмом и насилием. От бескомпромиссного желания заплатить за девушку в кафе до избиения этой девушки — не такой долгий путь. Просто помнить об этом и ничего не делать — достаточно трудно. Так я оказалась на тренингах женского кризисного центра, а потом стала онлайн-консультанткой SYSMU. Тем, кто отмечает, что нуждается в помощи, или присылает историю, описывающую физическое и/или сексуальное насилие, предлагают пообщаться с одной из консультанток, в том числе со мной.

Я не понаслышке знаю, как трудно пережившим насилие получить адекватную реакцию на свой рассказ (на который непросто решиться). Даже любящие люди, искренне желающие помочь, могут спросить: «Что ты там делала одна в такой час?». Один такой вопрос отбивает желание продолжить рассказывать и подталкивает жертву насилия искать причину в себе. А это откладывает выздоровление на неопределенный срок.

Я не психолог по образованию, я не занимаюсь психотерапией с обратившимися за помощью. Самое главное, что я могу дать — адекватную реакцию на истории девушек, переживших насилие, и информацию о том, куда можно обратиться вне Интернета. Я помогаю им принять, что с ними случилось что-то действительно ужасное, а не ерунда, что они совсем в этом не виноваты, и что это не сделало их хуже; они сильные и смелые, потому что смогли говорить о своем страшном опыте. Может, вам кажется очевидным, что насилие — не ерунда, виноват всегда насильник, и жертва насилия не становится хуже из-за перенесенного. Но пережившим насилие это не просто принять.

Всегда, когда представляется случай, я упоминаю об этих трех очевидных фактах. Потому что я помню, что всегда рядом со мной находится кто-то, которой нужно это услышать.

В основном я общаюсь с девушками, которые живут в городах, в которых нет женских кризисных центров (это почти все города России). Я рада оказываться на том конце Интернета, когда больше не с кем поговорить. Я не знаю никого сильнее и храбрее девушек, с которыми общалась через паблик SYSMU, я искренне вами восхищаюсь. Общение с вами напоминает мне о том, что мы можем пройти через любой кошмар и не сломаться, а если сломаемся — перелом срастется. Спасибо вам за доверие. Все люди — сестры.